Команда фонда «Страна для Жизни». Павел Журик: «Больше всего впечатлила солидарность людей»

Фонд «Страна для Жизни» ставит своей целью поддержку и развитие гражданского общества, строгое соблюдение права и законности и, в конечном итоге, построение настоящей страны для жизни вместо той жуткой имитации, которая существует в Беларуси сейчас. 

Мы продолжаем представлять вам команду нашего Фонда – людей, которые отдают все силы борьбе за свободу беларусов. Сегодня расскажем о Павле Журике. В Фонде он занимается координацией действий волонтеров внутри Беларуси.​


- Расскажите о себе – кем работали в Минске?


- Работал в строительстве, как ИП. Лет 15 занимался благоустройством: тротуарная плитка, газоны, автополивы, плюс сопутствующие работы.

- Политикой интересовались?

- Да. Всегда интересовался происходящим в стране. В молодости ходил на «Чарнобыльскі шлях». Но потом, когда появилась семья, дети – перестал быть активным участником мероприятий.

- А какая у вас была точка зрения относительно происходящего в стране?

- Лукашенко никогда не был моим президентом. Все эти фальсификации. Всегда было понятно, что строится какой-то концлагерь, когда за тобой могут прийти в любой момент и посадить непонятно за что, или отнять бизнес.

- А какое у вас было представление об идеальной Беларуси?

- Ты смотришь телевизор, не БТ, а другие каналы и видишь, что в других странах люди могут высказаться, показать свое недовольство какими-то решениями правительства, какими-то местными вопросами. Люди всегда слушают людей.

У нас такого не было никогда – один человек сказал, и все побежали исполнять. Людей никто никогда не слышал. Плюс, у меня очень много знакомых, у которых есть бизнес. Они ездили по различных предприятиям, а потом рассказывали, как все устроено в Европе, или той же Украине. Там условия для ведения бизнеса, да и для жизни в целом, гораздо лучше.

- Чем занимались летом 2020?

- Я был членом инициативной группы Светланы Тихановской. Подал заявку – приняли. Мне выдали удостоверение, и я начал собирать подписи. С этого можно сказать и началось все.

- Но сначала, наверное, вы заинтересовались YouTube каналом Сергея Тихановского?

- У меня работа сезонная – весной и летом я в основном зарабатывал. Зимой же был только какой-то приработок – такси, или что-то еще. Так что в холодное время у меня было много свободного времени. Уделял его семье, детям – потому что в сезон работаешь по 12-16 часов в день и семью практически не видишь.

И вот как-то вечером я раз-другой включил YouTube канал Сергея Тихановского и посмотрел его стримы. Рассказы людей о том, что творится в стране, об этом беззаконии, бардаке. Потихоньку стал смотреть.

Потом сам стал приезжать на его стримы. Участвовал, общался с людьми, вся эта ситуация меня сильно зацепила. Еще этот беспредел с Сергеем, когда его сажали на сутки непонятно за что.

Когда Сергей Тихановский объявил, что будет баллотироваться – я подался в его инициативную группу, которая потом стала группой Светланы Тихановской. Мне выдали удостоверение, и я поехал собирать подписи. Сначала был в Минске пару дней. А потом, увидев что в регионах не хватает сборщиков подписей – поехал туда.

- А что вас больше всего впечатлило в этих поездках?

- Солидарность людей. Понятно, что никто нам не платил, машину не заправлял, денег на ночлег не давал. Но стоило спросить в каком-то чате, что еду, к примеру, в Слоним, надо переночевать, нужна палатка, потому что может дождь пойти, намочить подписные листы – сразу все находилось, буквально за пять минут. Люди со всем помогали.

Еще конечно впечатлили эти очереди, когда ты видишь сколько стоят людей. На жаре, в очередях. Это вдохновляло.

- Была надежда, или уверенность, что удастся победить на выборах?

- Ну так Светлана Тихановская и победила. Я понимал, кто такой Лукашенко, и что он вряд ли сам уйдет. Он – диктатор, и власть сам не отдаст. Что-то должно было произойти, чтобы он ушел после проигрыша. Это не Ельцин, который сказал, что он устал и уходит. Этот так не скажет. И до сих пор не хочет так делать.

Но уверенность была. Было видно по людям, что они проснулись от спячки, что все готовы к действиям. Кто-то – просто подпись поставить, кто-то – выйти на митинг.

- А как ваша семья отнеслась к тому, что вы участвовали в этой кампании, тем более в разгар рабочего сезона?

- На семейном совете приняли решение (участвовать). Хотя из-за пандемии коронавируса у супруги тоже с работой было тяжело. Но финансовый запас был, мы могли спокойно жить. В общем, я сознательно пошел на это – оставил работу и начал собирать подписи.

- Почему вам пришлось уехать из Беларуси?

- В один момент начали брать и сажать людей, с которыми мы занимали предвыборной агитацией. И от одного из них я узнал, что активно интересуются мной. Возможно, просто давали шанс уехать, потому что если бы я им был сильно интересен, то меня бы посадили одним из первых.

А так я узнал эту информацию. Посоветовался с супругой, собрали за ночь вещи, взяли детей и уехали. На границе пропустили нормально (это было начало ноября).

- Когда мы победим, и когда вы вернетесь домой?

- Домой я вернусь в любом случае. Пока не вижу себя за границей. В Минске у меня и родственники, и квартира, и бизнес, и работа. А вот когда победим? Хотелось бы как можно раньше. По моим ощущениям это произойдет не раньше осени.
 
Блиц.

- Футбол или хоккей?

- Футбол.

- Динамо или БАТЭ?

- Динамо. У меня кровь бело-синяя.

- Капский или Чиж?

- Капский. Он создал великий по меркам Беларуси клуб.

- Белькевич или Глеб?

- Конечно Белькевич. Это лучший игрок все времен и народов.

- Степянка или Слепянка? И в чем вообще разница?

- Степянка. Район как-то потише. И это разные районы вообще-то.

- Прыжок с моста или ветряка?

- С моста. С него я не прыгал еще.  

Помочь работе Фонда можно ЗДЕСЬ.
Поддержать Фонд
Як вы хочаце дапамагчы:
50 75 100 250 500
Аплата праз PayPal на рахунак фонду
Падпісвайцеся на рассылку!
На вашу пошту будуць прыходзіць цікавыя навіны сайта.